Кто стал лауреатом Патриаршей литературной премии

В храме Христа Спасителя названы лауреаты Патриаршей литературной премии 2018 года. Ими стали поэт Владимир Костров и прозаики Константин Ковалев-Случевский и Виктор Потанин.

Слепящий контраст творит с читателями и зрителями что-то непоправимое - даже на Патриаршей премии. Это контраст между все равно светским характером даже очищенной от всякой пошлости и выверенной церемонии, как награждение Патриаршей премией, и той нецеремониальностью, взрывом жизни, улавливаемаемым талантливой прозой и поэзией.

Отрываясь от "Енисейских очерков", в которых Михаил Тарковский с абсолютной любовью рассказывал о прототипах своего, выдвинутого на Патриаршую премию рассказа "Вековечно" - отце и сыне Поповых, я смотрела на модерновые городские светильники и желающих нравиться нарядных женщин в ярко освещенном зале церковных соборов и думала, что одна из этих реальностей - точно сон. Либо зал, либо горящий дом Поповых.

Литература и то, что в ней, перпендикулярна всем светским форматам, хотя награждать писателей надо.

"Елена, простите", - написал мне два дня назад пойманный на наживку интервью писатель Тарковский, объяснив, что его "река ждет" и не терпит промедления - вернется он в зону доступности месяца через два.

Таланту, особенно писательскому, вообще-то к лицу если не "диковатость", то некая отстраненность от суеты.

Патриаршия литературная премия в такого рода писателей и целит. Точнее, цели две - отметить мастеров с высокими духовными идеалами и заметить не всегда замечаемое. Литература - нет, а литературный процесс - дело организовываемое. За бортом этой организованности можно очутиться в атмосфере немого резонанса, глухоты.

В списке номинантов были две фигуры, которые попадали в обе цели. Это Михаил Тарковский и Светлана Кекова - блистательное мастерство и глубина если не незамеченности и пропущенности, то невозданности.

Но этих авторов нет среди лауреатов, а имена лауреатов, по-моему, свидетельствуют об упоре на второй критерий.

Владимир Костров - давнее, советско-поэтическое имя с достойными, "звучащими" и даже (из-за песенного исполнения) крылатыми строками - наверное, достоин поклона признания. Как и подчеркнуто провинциально прописанный в современной, звонко-оголтелой и модно-городской писательской культуре Виктор Потанин. Если вспомнить, что Патриарх Кирилл лично отпевал Валентина Распутина, то этот поклон признания писателям-"деревенщикам", видимо, что-то из серии внутренних обязательств. Хотя язык Распутина так хорош и не прост, что ипостась "деревенщика" его не исчерпывает. Награждение Патриаршей премией и Потанина, и Кострова - повод к ним вернуться и в них всмотреться.

Константин Ковалев-Случевский - московская фигура, известный писатель биографий святых в серии ЖЗЛ. Писать биографию святого, особенно древнего, сложно, жития почти не оставляют литературных подробностей, но Константину это как-то удается. Но это все все-таки выбор литературного жюри. Выбор самого Патриарха - не конкретные имена, а направление движения, культурный азимут. Уверенность, что "в основе русской литературы лежат евангельские ценности", когда-то воспринятые нами от святых солунских братьев - Кирилла и Мефодия.

Автор: Елена Яковлева

Источник: Российская газета, 24.05.2018