«Мы учимся для того, чтобы дарить искусство всем людям»

Перечень регалий и достижений Владимира Керна едва ли уместится на странице формата А4. Если коротко, то этот обаятельный сорокалетний мужчина – дирижер, трубач, пианист и педагог. А с 2011 года – еще и генеральный директор благотворительного фонда «Стремление». Именно в этом качестве он и появился в редакции «Душевной Москвы» вместе со своей женой, директором концертных программ фонда, скрипачкой Еленой Маркиной.


К приезду ребят я подготовилась, тщательно изучив страничку фонда, основанного Владимиром и его сестрой – известной пианисткой Ольгой Керн. Среди целей «Стремления» на сайте значились: помощь одаренным детям, поддержка артистов в «трудных жизненных ситуациях», а также совсем уж абстрактные «сохранение и развитие культурных ценностей» и «организация культурных мероприятий, конкурсов, фестивалей и концертов в России и за рубежом». Честно говоря, я приготовилась рассуждать о музыкально одаренных детях. Но, как это часто бывает, разговор пошел иначе.

«Я с 13 лет работал в оркестре Большого театра. Вокруг меня всегда было много людей значительно старше меня, – начинает Владимир, – И меня волновал вопрос – что с ними происходит потом, когда они перестают играть, перестают работать. Только представьте, каждое воскресенье тебе вывешивают расписание на неделю вперед, все заранее продумано и прописано, и вдруг ты остаешься один на один с собой! И это касается не только музыкантов. Мы все с этим столкнемся. Но нам кажется, что важнее заниматься детьми, а вот пожилой человек…»

«Пожилые мало кому интересны, – подхватывает Елена, – особенно те, что живут в домах престарелых».

Вот из этой боли за стариков и родился новый социальный проект Владимира Керна. Одаренными детьми занимается в основном его сестра, пианистка Ольга Керн, победительница международного конкурса имени Вана Клиберна. Она помогает талантливым детям по всему миру. Владимир же задумал нести свое искусство тем, для кого культурная жизнь считается необязательной. «Но мы ведь для чего учимся? – горячится мой собеседник – для того, чтобы дарить искусство всем людям, не только ценителям. Я знаю, что звучит пафосно, но это же и правда так». «Но в первый раз в психоневрологический интернат мы попали случайно, – уточняет Елена, – вообще-то мы ехали в Звенигородский дом престарелых, но у них там все поменялось. Поэтому вместо ПВТ приехали в ПНИ!».

И разговор снова меняет русло.

Вот уже третий год подряд при поддержке Министерства Культуры РФ Фонд «Стремление» дает концерты в геронтологических центрах, психоневрологических интернатах и пенитенциарных учреждениях. И музыканты – участники проектов – выкладываются на концертах точно так же, как и в филармонических залах. «Вы не представляете, насколько тепло нас там принимают!», – одновременно восклицают Владимир и Елена. По их словам, энергия, которая возвращается артистам после этих концертов, не сравнится с энергией Рахманиновского зала или Филармонии. «Настолько благодарная публика! И потому, что туда никто не приезжает, и потому, что мы очень стараемся. У нас аншлаги!»

Программа, с которой они гастролируют, сформирована опытным путем. «В ПНИ мы всегда исполняем что-то легкое, – поясняет Владимир, – немножко классики, немножко советских песен. Иногда садишься за рояль, и краем глаза видишь, что зал качается. Моцарта сыграли – уже поспокойнее, уже не такая качка в зале. Потом еще чуть-чуть классики – совсем хорошо. Все, когда выходит певица, ее уже встречают спокойные подготовленные люди. И в конце концерта можно всем вместе спеть советские песни, вместе потанцевать. Хотя все равно не больше двадцати минут, чтобы не перевозбудиться. Если весь концерт будут только песни, они устанут. Кстати, эта программа для любого слушателя очень интересна».

«Однажды мы приехали в дом престарелых со струнным квартетом, – рассказывает Владимир. – И вдруг бабушка в первом ряду… сидела-сидела и спрашивает на весь зал: «А когда петь-то начнут?»

Казалось бы, конфуз… Но музыканты не растерялись. Исполнили и «Синий платочек», и «День победы». И все танцевали. И были счастливы.

Понятно, что именно такого плана концерты дают обитателям интернатов и домов престарелых. Но что получают сами музыканты? Кстати, музыканты опытные, востребованные, иногда и вовсе – звездные. Студенты на такие концерты не ездят – боятся.

«Растешь внутренне. Когда видишь, какой разной бывает жизнь, начинаешь ценить то, что у тебя есть. – говорит Елена. – У тех, кто живет в ПНИ такая же полноценная жизнь, как и у нас – есть друзья, увлечения, интересы, свой круг общения. У них все есть! Просто это «все» – другое».

«А мне иногда кажется, что они лучше нас. У них внутри настолько все светло и хорошо, нет ни зависти, ни злости, что еще непонятно, кто нормальный, – делится Владимир, – да и границы между нашими мирами гораздо тоньше, чем мы думаем. Однажды мы встретили в ПНИ довольно известного в наших кругах музыканта и композитора. А один раз к нам подошел человек и спросил, когда мы привезем в их интернат концерт Грига»…

К огромному удивлению музыкантов, взаимодействовать с администрацией оказалось гораздо сложнее, чем они думали. Для администрации любой концерт должен быть приурочен к какой-то дате. Казалось бы, мелочь, но создает трудности. Не все ПНИ и места принудительного заключения в принципе соглашаются принять музыкантов. У Владимира есть версия – боятся проверок. «Однажды мы приехали в тюрьму, – рассказывает он, – и меня очень долго водили по территории, рапортуя о состоянии хозяйства, как будто я не музыкант, а какая-то «шишка». А иногда бывает наоборот – приходится долго стоять «в дверях», ожидая хоть каких-то встречающих. Не способствует взаимной дружбе и банальное отсутствие за пределами столицы цифровой грамотности. Сайт? Какой сайт? Фонд «Смирение»? Нет? А какой? «Стремление»? Нет, не слышали… И, наконец, самая большая проблема в том, что людей настораживает само слово «благотворительность». «Кто-то боится, что мы попросим денег, кому-то странно и подозрительно, что мы их не попросим», – сетует Владимир. «Не так просто с ними договориться, – делится Елена, – у меня есть несколько этапов. Сначала я звоню за два месяца до предполагаемого концерта, потому за две недели, и наконец, за два дня. Бывает так, что договариваешься, а потом все срывается».

И все-таки им нравится то, что они делают.

«Мы уже привыкли к тому, что нас встречают с восторгом, после концерта делятся самым сокровенным», – говорит Елена, – с этими нашими слушателями невозможно надолго расстаться». «Мы надеемся, что, по уже сложившейся традиции, в следующем году мы обязательно вернемся», – поддерживает ее Владимир, – потому что это и есть настоящая жизнь».

Текст: Нина Попова

Источник: Портал социально ориентированных некоммерческих организаций города Москвы "Душевная Москва", 22.08.2018