«Нет такого слова в русском языке?»

Спросите прохожего на улице, что думает он о гендерном равноправии, и не услышите ни да, ни нет. Скорее всего, вам расскажут бытующую в виде народной мудрости пословицу про "курицу не птицу", или вообще обидятся: зачем спросили о непонятном? Могут еще припомнить европейскую практику назначения пенсии мужчинам и женщинам в 65 лет как абсолютно неприемлемый для нас пример равенства перед трудовым законодательством.

Вот и в Восьмом периодическом докладе Российской Федерации о выполнении Конвенции ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» читаем о недопринятом законе:

«Пункты 12 и 13 заключительных замечаний (О проекте закона о гендерном равенстве)

  1. Законопроект был принят Государственной Думой в первом чтении 16 апреля 2003 года. Текст законопроекта размещен на официальном сайте Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей:

http://asozd2.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ByID/F3D6BDD031BFF0D7432571BB0056AD60?OpenDocument

  1. В период работы Государственной Думы пятого созыва законопроект дорабатывался созданным при Комитете вопросам семьи, женщин и детей Экспертным советом, неоднократно выносился на обсуждение специалистов и широкой общественности, обсуждался на круглых столах в Государственной Думе и Общественной палате Российской Федерации. Участвовавшим в обсуждении специалистам и представителям общественности не удалось выработать согласованную позицию по основным положениям законопроекта и по вопросу его дальнейшего продвижения. Обновленная версия законопроекта, разработанная Экспертным советом Комитета Государственной Думы по делам семьи, женщин и детей в соответствии с пунктом 13 заключительных рекомендаций, не была поддержана Правительством Российской Федерации, поскольку дублировала действующие нормы права, и не было определено место закона в системе российского законодательства».

Не будучи ни политиком, ни общественным деятелем, ни преподавателем социальных дисциплин, можно догадаться: гендерное равенство – не отмена пола, не унисекс (воспользуемся этим популярным понятием из мира моды) в политике и общественной жизни, а, напротив – признание права быть собой. И это – не «отдельная» проблема, а составляющая всех программ и направлений. Важная для общества в целом, для всех в равной мере.

Можно было бы предположить, что принятию Закона о гендерном равенстве препятствует… объективная реальность, вроде той, что описана в Альтернативном отчете Антидискриминационного Центра «Мемориал». В частности, традиционные практики и дискриминация женщин и девушек на Северном Кавказе, где до сих пор бытует «умыкание невест», печальная судьба женщин из цыганских общин и  недоступность образования для цыганских девочек –жительниц компактных поселений и другие явления дискриминации женщин? Но как раз об этой мрачной стороне российской действительности общественность мало осведомлена…

И потому основным аргументом против принятия Закона о гендерном равенстве у нас стали… слова «гендер» и «гендерный». Вот как об этом говорится в уже упомянутом «Восьмом периодическом докладе Российской Федерации о выполнении Конвенции ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин»:

  1. «В 2012-2013 годах участились многочисленные обращения граждан, общественных организаций в Государственную Думу и в Правительство Российской Федерации, выступающих «против» принятия законопроекта, усматривая в нем угрозу традиционным семейным ценностям. Серьезное возражение у общественности вызывают используемые в законопроекте понятия «гендер» и «гендерный», не имеющие, по мнению заявителей, аналогов в русском языке. Работа по выработке общественного консенсуса по законопроекту будет продолжена».

Что ж, наша ближайшая соседка – Эстония - аналоги в эстонском языке, видимо, нашла и Закон о гендерном равноправии приняла в 2004-м  году. А наша страна, как известно, равенство прав мужчин и женщин признала одной из первых в мире, ещё в 1917-м...  И соответствующие этому слова были найдены уже тогда.

В статье 2  эстонского  Закона о гендерном равноправии, кстати,  уточняется, что требования Закона не применяются «к отправлению религиозных обрядов во включенных в реестр религиозных объединениях и к работе в качестве духовных лиц;    к отношениям в сфере семейной или частной жизни». Консенсус как с ревнителями традиционной семейной морали, так и с представителями религиозных объединений в Эстонии нашли.

Найдем его и мы, ведь работа по созданию Национального механизма защиты женщин идет полным ходом. А это значит, что будет создана система координации действий государства, ведомств, структур гражданского общества – все будут связаны со всеми. И тогда, как говорилось в Докладе Экономического и Социального Совета ООН 1997-го года, будет запущен «… процесс оценки любого планируемого мероприятия с точки зрения его воздействия на женщин и мужчин, в том числе законодательства, стратегий и программ во всех областях и на всех уровнях. Настоящая стратегия  основывается на том, чтобы интересы и опыт женщин, равно как и мужчин, стали неотъемлемым критерием при разработке общей концепции, при осуществлении, мониторинге и оценке общих направлений деятельности и программ во всех политических, экономических и общественных сферах с тем, чтобы и женщины и мужчины могли получать равную выгоду, а неравенство никогда не укоренялось бы».