"Про это" и совсем не про то

"Не домой, не на суп, а к любимой в гости, две морковинки несу за зеленый хвостик", - писал поэт. Кто-то увидит в этих двух морковинках фаллический символ, кто-то вспомнит о голоде двадцатых годов, но никто не будет отрицать, что это — стихи о любви. И так они сказались, так сложились, что, прочитав однажды про эти две морковинки, ты их уже и не забудешь.

...Начало учебного года, помимо назначения нового министра образования, сопровождалось невиданными доселе секс-скандалами с участием учеников и учителей. События происходили и там, где учителей не хватает, и там, где вакансии отсутствуют по определению. То есть и в глубинке, и в столицах. И хотя между собой эти события вроде бы никак не связаны, все же напоминают некую информационную кампанию.

Почему именно сейчас? Во-первых, журналистское сознание, натренированное годами службы, явно работает по календарю. А во-вторых, давайте вспомним, что этому предшествовал флэшмоб в соцсетях - «я не боюсь сказать», признания женщин, переживших насилие. Предполагалось, вероятно, что эти признания — своеобразная психотерапия из серии «помоги себе сам», «вылечи себя сам», которая всколыхнет и общество, последуют определенные шаги по осознанию масштабов беды и ее предотвращения.

Увы, никаких рациональных шагов, как то: заявление в полицию, наказание насильников — не последовало, а вот по эмоциям ударило сильно. Естественный эффект сопереживания привел к неожиданному: психология жертв (Федору Михайловичу — отдельное спасибо!) оказалась столь заразительной, что к ним причислили себя те, кто ничего подобного и не пережил. В общем, не всему выплеснутому-выкрикнутому хочется верить... В апреле такой проект в соцсетях состоялся в Британии, далее, уже летом — на Украине и в России.

Череда школьных секс-скандалов возникла, как мне кажется, в «продолжение темы». Может ли быть секс между учителем и учеником? В жизни может быть вообще всё. И клевета, и наговор — тоже. Как тут не вспомнить старую советскую журналистику, когда до вынесения приговора автор не имел права делать выводы о виновности-невиновности своего героя. Сейчас это напрочь забыто-отринуто, и на общее обозрение выносятся интерпретации, детали, подробности — ни одного луча света в тёмном царстве... А между тем, уровень сексуальной культуры в обществе таков, что у нас даже общего словаря нет: что и как называть. Бедные школьники, поверят ли они чуваку, который шел к любимой с двумя морковинками — а вот не знаю...

Надежда — одна: и это пройдет... Помните ли вы, как в начале девяностых по ТВ показывали ток-шоу «Про это», явно не к месту цитируя того же Маяковского. Ведущей была Елена Ханга, а слоган передачи: «Единственная ведущая, которая не краснеет». Потому что люди в студии рассказывали о своем богатом сексуальном опыте. Вот прямо так сидели и рассказывали, обсуждали, спорили. Не прижилось шоу — рассказы быстро закончились...

Елена Радченко