Вениаминовы проповеди

Эта история - не о толковании "Библии". И потому самым художественно неубедительным в фильме Кирилла Серебренникова "Ученик" мне представляется то, что единственный антагонист главного героя Вениамина - учительница биологии (и по совместительству психолог - ?) вдруг хватается за «Библию», чтобы цитатами (его же оружием) победить воинствующего Вениамина. И, конечно же, не побеждает...

Вениамина — в логике фильма - «побеждают», то есть разоблачают перед зрителем, его собственные откровенно провокационные поступки. Вениамин отказывается переодеваться в купальные плавки на уроке физкультуры в бассейне, но скачет по партам голым на уроке биологии (тема — безопасный секс). Или приходит на ту же биологию (тема — эволюция) в костюме Кинг-Конга. Или приводит домой к ужину без предупреждеия мальчика Гришу, ставя в неловкое положение и гостя, и мать, которой нужно накормить двумя рыбинами троих, а ведь она — ну, совсем не Христос из библейской притчи, ей это не удается, что приводит к скандалу. Как впрочем, и все остальные  поступки Вениамина.

То, что Вениамин постоянно бубнит цитаты из «Библии» (при этом, не расставаясь с одной и той же затрепанной черной книжицей, воспроизводит отрывки из самых разных источников, названия которых всплывают то на школьной доске, то на окне, то на двери) — не более, чем приём. Или, может быть, вы уловили смысл этих вырванных из контекста высказываний и знакомы с первоисточниками?

Рссказанная в фильме история — о социуме. О том, как перед воинствующим Вениамином сдаются практически без боя — все. То, что всеми презираемый и обогретый им Гриша, мальчик-инвалид, готов ему прощать все дальнейшие унижения — печально, но объяснимо.

А вот то, что под напором Вениамина сдается школа во главе с директором — история более сложная. Вениамин протестует против девочек в купальниках-бикини, провоцирующих окружающих, и вот уже девочки, по приказу директрисы школы, плавают в закрытых купальниках. Это понятно, ведь педколлективу так удобно использовать мнение Вениамина как козырь в борьбе за соблюдение устава школы.

Вениамину не нравится теория Дарвина о происхождении видов, и вот уже учительницу биологии отправляют к отцу Всеволоду, чтобы... что? Получить благословение? Примирить Дарвина и Бога?

Очевидно, что на радикализм Вениамина у педколлектива ответа нет. И ответственной за всего его выпады и их последствия они назначают Елену Львовну, ту самую учительницу биологии, на уроках которой большинство провокаций Вениамина и происходит.

Что же представляет из себя Елена Львовна? На работу она приезжает на мотоцикле, любит школьного физрука и свою работу - вполне себе живой персонаж, бесстрашно вступающий в спор с зарвавшимся Вениамином, вот только спору этому не дают состояться коллеги. Врываются в класс и встают на защиту Вениамина.

Искренни они в этом или страх перед распоясавшимся Вениамином берет верх?

Сформулируем иначе: какое из двух «зол» выбирают для себя педагоги школы? Елена Львовна (мотоцикл, джинсы, права секс-меньшинств) представляется им большей угрозой, чем Вениамин, разговаривающий исключительно библейскими цитатами. А уж когда Елена Львовна «находит» в священных текстах «прямые указания» на гомосексуальные отношения учеников Христа, тут чаша весов окончательно падает на сторону Вениамина.

Стареющие женщины под прессингом (родители, государство) в условиях так и не сформированной никем идеологии выбирают ценности, которые «озвучивает» церковь. Больше, получается, припасть не к кому? Тем более, что в голосе церкви им все более слышны и нотки голоса государственного...

В этой теме есть и трагикомический аспект: когда Вениамин устанавливает в актовом зале школы собственноручно сбитый крест, перед этими несколькими досками, наспех приколоченными друг к другу, застывают сначала в недоумении, а потом и торопливо крестятся — учительница истории и два школьных охранника.

Такой же «стихийной» верующей становится в финале и мама Вениамина. В начале истории она даже вспомнить не могла, крещена ли она, а в финале, обвиняя в отклонениях в поведении сына школу, уже повязана платочком, как это принято у православных женщин...

По-настоящему больно становится от последней сцены: убитый Вениамином единственный его «ученик» Гриша лежит на асфальте, прикрытый черным полиэтиленом. Рядом стоят два полицейских, а мимо бежит мальчик в черной футболке и кроссовках, вышел на пробежку, жизнь продолжается, невинно убиенные не оживут.

Этот жесткий финал — предостережение и вопрос.

На снимке: кадр из фильма