Иные

Перед просмотром фильма "Зоология" режиссера Ивана Твердовского я бы не стала желать "приятного просмотра". Смотреть - нелегко. Море синего цвета – единственное, на чем отдохнёт глаз. Красивое море. Все остальное – не чернуха, нет. Но снято абсолютно без желания как-то понравиться или облегчить вашу жизнь. Главная героиня, пятидесятилетняя  Наташа (бесстрашная актерская работа Натальи Павленковой) живет в приморском городке, работает «специалистом по закупке кормов» в зоопарке, у нее никогда не было детей и собственной  семьи, только – мама. На работе над ней насмехаются, «мальчик для битья» она у них там, в небольшом женском террариуме.

Кто же она на самом деле, Наташа –  полуребёнок  или полуженщина, она и сама не  знает. До тех пор, пока не случается в ее жизни  событие из разряда «чрезвычайных происшествий». У Наташи вырастает хвост…  А что? С каждым может случиться.  Есть же у нас копчик, этот «остаток  хвостового отдела позвоночника».

Отросший хвост Наташа принимает как данность и  отправляется в районную поликлинику и местную церковь. Из последней  батюшка ее изгоняет, так как нельзя ей участвовать в коллективной церковной жизни наравне с другими, бесхвостыми. А в поликлинике  хирург  отправляет  Наташу «на снимок», раз за разом, потому что упорно не видит на этом снимке очевидное. И Наташу – не слышит.

По городу ползут слухи о хвостатой женщине, из-за которой с людьми происходят разные несчастья. Но это – еще не мрак, ведь в рентгеновском кабинете Наташа встречает лаборанта Петю - единственного человека, который принимает ее такой, какая она есть. Он всё видел, но не отвернулся, не испугался… Наташе становится так легко: встретила родственную душу. Из зоопарка ее, как и ранее из церкви, изгоняют.  Она переносит это стойко, почти равнодушно. Перестает ходить по врачам. Переживает некое подобие пьянящей свободы – то, чего в ее жизни не было никогда. Все обрывается и гаснет, когда она осознает, что Петю в ней заинтересовал именно хвост. То, что других – пугало, Петю – притянуло. Но не она сама…  

В  помрачении отчаяния Наташа признается в наличии хвоста собственной матери. «Мне страшно, мама», - говорит она. Но родной человек Наташу отталкивает от себя, не желая впускать в свое сознание  этот, прямо скажем, мало приятный на вид рудимент, а в конечном итоге – и саму ее, Наташу. Кровиночку, как раньше говорили в советских фильмах.

Отвергнутая всеми, Наташа решает избавиться от хвоста с помощью самодельной гильотины. Экран гаснет за секунду до того, как хвост будет отсечен.  Не хочется думать о суициде, но ведь, скорее всего, не только этот хвост прекратит своё существование?

История жёсткая,  метафорическая, притчевая. Критики поминают "Превращение" Кафки и "Нос" Гоголя. Думаю, есть отличие, и оно - существенно: у гениев мировой литературы - про кого-то, про нечто, а "Зоология" - здесь, сейчас и про нас. Про то, как не умеем, не хотим принимать ИНЫХ, других, в чем-то не таких, как мы. И как это нестерпимо в нашем социуме, особенно - нынешнем - ощущать себя ИНЫМ. 

Через «Зоологию» отчетливее звучит и тема дебютного фильма Ивана Твердовского – «Класса коррекции», фильма о подростках и первой любви.

Ребята, попавшие в этот класс  - из-за инвалидности или из-за асоциального поведения - те, кому всю жизнь потом придется "клеить коробочки", если они отсюда не вырвутся...

У ребят есть любимое развлечение - они ложатся под поезд, зажимая уши руками. Чудовищное развлечение, но в небогатой событиями жизни, в которой им  не достается любви и внимания от взрослых, это - единственное реальное переживание, способ бросить вызов жизни, отстоять себя перед одноклассниками и понять про себя нечто...

Новенькая Лена Чехова - девушка на коляске, поначалу все тянутся к ней, как к чему-то светлому. Но из «класса коррекции» Лене не вырваться, в отличие от  других.  Комиссия  словно бы не слышит просьбу Лениной мамы, которую, кстати, играет та же  Наталья Павленкова.  Что бы ни сказала, ни сделала мама Лены, ее никто не услышит. Отсаваться в «классе коррекции» - это пожизненный приговор ее дочери. Отчаяние прорывается у мамы, когда идя  по школьному коридору  после этой комиссии,  она сталкивается со сварливой уборщицей. Мама Лены опускается на колени, берет  половую тряпку и  с силой трёт пол, якобы пострадавший от инвалидной коляски дочери. В этот момент  уборщица словно бы прозревает, она бросается к ней: "Да что ты, милая?"  Мама Лены слышит шаги. Оборачивается и застывает.

Её дочь встала с коляски и пошла. Таких чудес  не бывает в жизни. Но очень хочется, чтобы так было: человек, каким бы иным он не оказался, мог бы оставаться самим собой и побеждать.