Нестор Кукольник как ликвидатор исторической неграмотности

Посчастливилось побывать на презентации книги "Русский исторический анекдот от Петра I до Александра III" в питерском Доме актера. Издание представлял историк, литературовед Ефим Курганов, посвятивший собиранию этого материала сорок лет жизни.

Исторический анекдот — уникальный и малоизвестный нам жанр, пер­сонажи которого — от императора до литератора — предстают перед нами в обстановке своей частной, кулуарной жизни, а также — государственного закулисья.

На презентации книга поразила своей убийственной актуальностью. Некоторые из анекдотов, прочитанных Сергеем Дрейденом, были встречены отнюдь не смехом, а некоей настороженной тишиной. Очевидно, сейчас происходит смена парадигмы смешного — то, над чем смеялись вчера, нынче может показаться либо незначительным, либо пугающим.

А вот неожиданные послания двухсотлетней давности — как будто специально для нас отправлялись, в наше сегодня. Обратила особое внимание на «Анекдоты из записной книжки Н.В. Кукольника», опубликованные в сборнике впервые.

Неделю раньше зацепилась взглядом за портрет этого симпатичного молодого человека в Третьяковской галерее в Москве. Помнится, в школе, воспитываясь в духе «критического реализма», искренне презирала слабого литератора и его верноподданнические взгляды. (Естественно, не читав его).

Честно признаться, и нынче — в нашей мгновенно пролетающей жизни — вряд ли доберусь до его пьес и романов. Но «анекдотическую летопись николаевского царствования» (так назвал эту записную книжку составитель сборника Ефим Курганов) можно рекомендовать для обязательного прочтения.

И вот вам — два примера.

"В Петербурге были в оно время  две комиссии. Одна - составления законов, другая - погашения долгов. По искусству мастеров того времени надписи их на вывесках красовались на трех досках. В одну прекрасную ночь шалуны переменили последние доски. Вышло: "Комиссия составления долгов" и "Комиссия погашения законов".

"По случаю Чесменской победы в Петропавловском соборе служили торжественно-благодарственное молебствие. Проповедь на случай говорил Платон; для большего эффекта призывая Петра I, Платон сошел с амвона и посохом стучал в гроб Петра, взывая: "Встань, встань, Великий Петр, виждь..." и прочее.

- От-то дурень, - шепнул Разумовский соседу, - а ну як встане, всем нам палкой достанется.

Когда в обществе рассказывали этот анекдот, кто-то отозвался: 

- И это Разумовский говорил во времена Екатерины II. Что же бы Петр I сказал про наше и чем бы взыскал наше усердие?

- Шпицрутеном, - подхватил другой собеседник."

Конечно же, сборник этот надо читать целиком, для ликвидации собственной исторической неграмотности.

Елена Радченко