Дмитрий Быков как возмутитель школьного спокойствия

Позвонила знакомая: дочери на ЕГЭ по русскому языку достался текст Дмитрия Быкова, в котором он спорит с Пушкиным и Белинским по поводу их оценки «Горя от ума». Нужно было написать, о чем этот текст, как выпускница его понимает. После экзамена девчонку буквально трясет. Ужас-ужас. Маму тоже трясет. Все в стрессе.

Текст она мне зачитала, и я согласилась с тем, что если на экзамене выпускник встречается с таким текстом впервые, это может привести его в смятение. Однако, сам текст опубликован давным-давно, он по смыслу своему совершенно ясен. Но для того, чтобы это понять, надо для начала признать, что «Горе от ума» - это не объективная реальность, не застывшая глыба, которая где-то там на полке «классика: не кантовать!» лежит.

Смысл комедии Грибоедова не существует вне нас — он меняется и развивается вместе с нами. И если для современников «главный конфликт «Горе от ума» представлялся драматически неоправданным, потому что большую часть действия Чацкий, аттестованный как «умный человек», выбалтывается перед дураками, а главное – не может понять, что Софья его не любит», то в наше время этот конфликт воспринимается совершенно иначе.

Типы, современникам казавшиеся «дураками», живут и процветают и по сей день, а значит, схема их поведения в обществе, их реакция на страстные проповеди и обличения Чацкого — актуальна до сих пор. Эти люди социально успешны — какие же они «дураки»...

Вот и Чацкий, по мнению Быкова, не испытывает к своим антагонистам ни презрения, ни высокомерия. Как человек умный, он предполагает этот же самый ум в других. И страстно жаждет понимания.

Но почему же не только у дочери моей знакомой, но и у многих других выпускников преложенный текст Быкова вызвал протест? Многие из них потом автору позвонили, написали и, как вы понимаете, отнюдь не для того, чтобы поблагодарить. Быков записал видеобращение-ответ, в котором, собственно, пересказал себя.

Драматическая коллизия возникла потому, что школа ориентирована на норму. Пушкин и Белинский в эту норму вписываются, а иное — нет. И вот тут я не знаю, как быть. Организаторы Тотального диктанта, например, признаются, что школьные учителя, проверяющие работы участников — почти беда: они с трудом признают вариативность русского языка. Потому что в школе учат детей только норме. Без вариантов.

Когда нужно научить чему-то целый класс, дай бог донести норму — до всех. Но все же настоящее начинается за пределами этой самой нормы... И если встреча с ним произошла прямо на ЕГЭ — не вижу в этом ничего страшного.

Дочка моей знакомой написала о том, что она из текста Быкова поняла. О любви Чацкого к Софье. По-моему, она — молодец. Но какой там алгоритм проверки эссе в нашей нормативной школе я, конечно, не знаю...